Wammy's House

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Wammy's House » Творческий раздел » Another Note


Another Note

Сообщений 31 страница 34 из 34

31

Последняя страница

Не осталось ничего, кроме разве что объяснений.
Писать больше не о чем, так что я потрачу оставшиеся страницы на обрисовку ключевых точек. Мой великий и уважаемый предшественник, человек, чьи поступки оказали сильнейшее влияние на меня лично, "В", Б. Б., Бейонд Бесдэй. Я должен еще раз подчеркнуть, что убийства как таковые не были его целью. Так что же он делал? И вновь повторяю: он бросил вызов человеку, чьей копией был, величайшему детективу современности, L.
Вопрос победы или поражения.
Состязание.
Но в таком случае, что означало победу В? Как он определит, что L проиграл? В обычной войне детективов выигрывает тот, кто раскрывает дело первым. Или, если брать схватку L и убийцы Киры, L побеждал в случае, если мог доказать, кто Кира, в то время, как Кира побеждал, если убивал L. Но что насчет В и L? Бейонд Бесдэй вывел следующую теорию.
Поскольку L способен решить любую задачу независимо от ее сложности, тогда В побьет L, если создаст задачу, которую тот решить окажется неспособен.
Ей стало Дело Лос-анджелесских Серийных Убийств "ББ".
Он знал, что стоит ему только начать действовать, и Дом Вамми с Ватари заодно моментально уведомят L, так что даже и не думал беспокоиться о предотвращении такого развития событий. Он мог только догадываться, на каком этапе L войдет в игру, и тщательно продумывал план, готовя его к выходу на сцену L в любой момент. Бейонд Бесдэй был осторожен и аккуратен, и четырнадцатого августа, когда L вступил сразу после третьего убийства, тайминг не был идеален, хотя могло быть и хуже.
L, разумеется, не вышел бы лично, однако использовал бы пешку или две. Самое большее три. Две, скорее всего, или, если В повезет, всего одну. Бейонду Бесдэю повезло. Глаза шинигами вмиг сообщили ему имя пешки: Мисора Наоми. Агент ФБР в увольнении.
Но что было действительно важно, так это то, что она работала на L, а не была им. Бейонд Бесдэй схватился не с Мисорой, он думал только о том, как побить того, кто стоял за ней.
По причине чего.
В представился Мисоре Наоми как Рюдзаки Рю. Рюдзаки Рю, если принять во внимание одну маленькую особенность японского, – L. L.
Для каждого в Доме Вамми не было цели выше, чем назваться этой буквой, и Бейонд использовал свой шанс. Даже Мисора Наоми знала, что бывает с детективами, присваивающими себе имя L, а В, выросший в Доме Вамми, знал это как никто. И этот выбор подтвердил его решимость. Он не надеялся выжить, он настроился. Он был готов.
И под личиной Рюдзаки включал дурачка, наблюдая за Мисорой Наоми, опытно манипулируя ей от первого до третьего места происшествия, убеждаясь в том, что она найдет и сведет воедино все оставленные улики и послания. По сравнению с убеждением родственников жертв нанять его для расследования, вертеть Мисорой было, без сомнения, проще пареной репы. Постоянно проверяя ее с этого ракурса, тестируя, была ли она достаточно хороша для заменителя L…
В процессе расследования Мисора связывалась с L при каждой возможности. И тот четко указывал ей давать этому загадочному частному детективу, Рюдзаки Рю, зеленую улицу. Бейонд ждал этого. Только ради этого он посылал кроссворд в ЛАОП. Если появится кто-то интеллектуального уровня L и со сходными возможностями, сравнимым с его, даже величайший детектив века не сможет не принять его всерьез, хотя Рюдзаки и располагал документами только потому, что первым делом позаботился именно о них.
Мисора показала себя гораздо лучше, чем он ожидал. Как луна или монета имеют по две стороны, так и дерзкие до абсурда подсказки Рюдзаки обычный сыщик никогда бы не смог так эффективно вплетать в свои логические построения. Она была всем, на что он мог надеяться. Подсказки из первых трех комнат были необходимы для окончания плана без сучка и задоринки, но недотепа Рюдзаки просто не мог быть способен самостоятельно их обнаружить. Совсем как L использовал Мисору для охоты за В, так В использовал Мисору для охоты на L. Рюдзаки Рю мог навсегда остаться подозрительным частным детективом, которому не стоит доверять, но все же не привлекающим пристального внимания L. Все, что заботило Бейонда, так это три первых убийства, долженствующие подвести к гвоздю программы, четвертому. Мисора первой использовала слово маскировка, но в таком случае все три убийства были всего лишь маскировкой, предназначенной затенить подоплеку четвертого.
Стрелки часов третьей комнаты указали на огромный кондоминиум в Пасадене, где Б. Б. было двое. Для В с его глазами не составляло труда найти место, однако непросто, должно быть, было найти место, отвечающее всем требованиям. Тринадцать тринадцатая, Блэкбэрри Браун. Четыреста четвертая, Блюзхарп Бэбисплит. Мисора Наоми работала одна, что позволило ему избежать плана "бэ", припасенного на случай, если L пошлет больше, чем одного человека. Если бы следователей притащилось двое, розыски третьего Б. Б. стали бы делом крайне хлопотным.
Мисора в комнате тринадцать тринадцать и он сам в четыреста четвертой. Поправде говоря, сама по себе комната не имела значения. Мисора оказалась там, где оказалась, только потому, что была женщиной.
А затем Рюдзаки подготовил самоубийство.
Пальцами повернув защелку, прибил к стене Вара Нинге, сломал систему пожаротушения, отключил систему оповещения, стер отпечатки, окатил себя бензином и щелкнул зажигалкой.
На роль четвертой жертвы он избрал себя. Бейонд Бесдэй, последний Б. Б.. Имя Рюдзаки Рю было фальшивым, тут даже ресурсов L не требовалось. Мисора, будучи агентом ФБР, могла и сама вскоре это выяснить и, если бы копнула чуть глубже, то обнаружила бы и настоящее имя Бейонда Бесдея. В. В.. Более чем приемлемо для четвертой жертвы и крайне подходящий конец для загадочного частного детектива.
Самосожжение. Сгореть заживо.
Естественно, его лицо и отпечатки пальцев тоже будут уничтожены. В присутствии Мисоры он всегда преображался за счет сильного грима, и никогда не оставлял фотографий, так что если бы кто-то целенаправленно обратился в Дом Вамми с просьбой провести опознание, никто в жизни бы не подумал, что этот Рюдзаки Рю или Бейонд Бесдэй был В из приюта Вамми. Он не оставил ни единой зацепки, способной связать Бейонда и В. Не собираясь скрывать свою личность, он хотел, чтобы было выяснено его имя, имя еще одного Б. Б., но стремился утаить то, что являлся В из Дома Вамми. Причина, по которой он изменял методы убийства от удушения первой жертвы до черепно-мозговой травмы второй и ножевых ранений третьей была отчасти продиктована любопытством, отчасти экспериментаторством, но гораздо, гораздо значительнее была необходимость логически объяснить четвертое убийство выбором огня. Кроме того, играли роль все возрастающие повреждения тел. Даже Бейонд Бесдэй не был способен нанести урон собственному телу уже после смерти. Подобная непоследовательность была недопустима. Со сгоревшим же телом невозможно было сказать, причинялись повреждения или нет.
На месте четвертого происшествия, как я говорил, послания не было. Не было смысла его оставлять. В преподносил L Дело Лос-анджелесского Серийного Убийцы "ББ" как дело, которое не могло быть раскрыто.
Которое L не мог раскрыть.

+1

32

Иными словами, он никогда и не думал позаботиться о каком-то верном ответе. Поскольку убийца совершил суицид, превратившись в четвертую жертву, некого больше было ловить, как не было и улик. Почему сложность сообщений возрастала от убийства к убийству. К примеру, третья комната с ее a. m. или p. m. или номера: тринадцать тринадцатый или четыреста четвертый. Так что, когда в четвертой не обнаружится никаких сообщений, Мисора, а после и L поверят, что просто проглядели его. Что-то, что должно быть там, но отсутствует; и намного сложнее будет обнаружить то, чего там не было, чем то, что было. Особенно если отсутствующее никогда не существовало. Невозможно его найти.
Но как они это докажут?
Задача без решения может иметь только один ответ: она не может быть решена. Но этот ответ противоречит честности, продемонстрированной первыми тремя убийствами. Что свяжет им руки. Не способный найти что-то, чего там никогда не было, L продолжит поиски В, больше не существующего. Уменьшающееся количество метафорических Вара Нинге с самого начала установило, что жертв будет только четыре, так что отсутствие убийств в дальнейшем не приведет к заключению, что преступник почил. L останется гоняться за призраком покойного В. Призрак покойного В будет вечно следовать за L. L проведет остаток дней, трясясь от страха перед тенью В.
L проиграет.
В возьмет верх.
В на коне, L в грязи. L будет пресмыкаться у ног В.
Копия превзойдет оригинал.
Или так он думал.
В действительность этого не случилось, и невероятные объемы времени, потраченного им на подготовку преступлений, вылетели в трубу, пошли коту под хвост, потому что Бейонд Бесдэй сосредоточился на L и ни разу не взглянул на Мисору Наоми не как на пешку. Все внимание он сосредотачивал на человеке за ее спиной, и он не увидел Мисоры, перед ним стоящей. Даже будучи не без оснований уверенным в превосходстве своего опыта, он положительно недооценил ее. Она справлялась лучше, чем ожидал В – сама формулировка неприкрыто высокомерна. Если хотите мое мнение – даже без подсказок Рюдзаки она могла бы разложить послания по полочкам почти с той же скоростью.
Мисора Наоми.
Ключом оказались запертые комнаты. Запертые комнаты. Рюдзаки повторял снова и снова, что нет необходимости думать об этом, что убийца, скорее всего, использовал копию ключа, поскольку даже он понимал, что концентрация на этой теме может означать проблемы. Бейонд Бесдэй прекрасно понимал, где лежит слабость его собственного детища.
Но все слабости были бы забыты как только случится четвертое убийство, и если бы он только продержался до того момента, если бы он только чуть дольше поводил ее за нос… тогда бы В победил. Открытие Мисоры прямо перед тем, как оно было завершено, может быть объяснено только росчерком прихотливого пера удачи.
На первом месте преступления, на втором и третьем Вара Нинге находились прямо напротив двери, причем ровно на высоте ручки замка – необходимо было заметить обе вещи, чтобы выйти на ответ. Несмотря на то, что в третьем случае куклы были включены в количество игрушек, что выглядело довольно резонно, это не было первоначальной функцией. И роль метафоры жертв опять же таковой не была.
Собственно, давайте разберемся в том, как комнату делают запертой. Двери закрывают с помощью нитки. Да, той самой нитки от "иголки с ниткой". Мисора предположила шнур, проходящий под дверью и обхватывающий защелку, которую он и поворачивает при натяжении. Рюдзаки отмёл, но звон раздался близко. Она была совсем рядом, однако при таком методе сила прилагалась в направлении комнаты, действуя на саму дверь сильнее, чем на замок. Как объяснил Рюдзаки, единственный результат таких манипуляций – это открытие двери наружу.
Но она была очень близко.
В комнате, которую она полагала вероятным местом четвертого убийства, Мисора согнулась в три погибели у двери, помещая собственную линию взгляда примерно на высоту пояса, и посмотрела на стену, представив на ней Вара Нинге, пришпиленную напротив. Кукла, разумеется, была физически пришпилена, она не могла просто взлететь и мистично повиснуть на нужном месте, как в фильме ужасов. Она должна была быть чем-то прикноплена, что означало присутствие того, что ее прикнопило. Дыры в стенах по всем местам происшествия. Мисоре даже не понадобилось изучать фотографии кукол из досье: будучи японкой, она знала родную культуру и конкретно эту ее часть.
Где были Вара Нинге, там были и пронзающие их гвозди.
Длинные, тонкие гвозди.
Итак, убийцу волновали не сами куклы… а гвозди. Вара Нинге были не более чем патетичным средством сбить с толку. Форма гвоздей… шляпка. Шнурок шел под дверью к шляпке гвоздя, потом к боковой стене с еще одним гвоздем при шляпке и, наконец, обратно к двери, цепляясь за рукоять защелки на высоте развешанных по стенам кукол. Однако это простейшее объяснение, вся операция на деле производилась в обратном порядке, начиная с замка к боковой и противоположной двери стенам и назад, под дверь, но… в итоге нить образовывала посреди комнаты большой треугольник. И если бы вы потянули конец теперь…
Ручка повернется.
Щелк.
Итак, он использовал шляпки гвоздей как направляющие, разворачивающие вектор силы диагонально. Если быть точным, Вара Нинге вешались не напротив двери или даже замка, а прямо напротив щели под дверью. Это предотвращало уменьшение прилагаемой к шнуру силы ребром двери. Нитка не касалась двери, просто проходя под ней, и направлялась к гвоздю с повисшей на нем Вара Нинге, так что вся сила проходила тем же курсом. Затем гвозди действовали, как рычаги, дважды меняя направление силы, и направляли ее к замку. Когда дверь окажется заперта, ему, конечно, нужно будет убрать шнурок, для чего он пользовался еще одним дублирующим, достаточно длинным… объяснение еще и этого на фоне всего вышесказанного – просто бонус. Убедившись, что дверь заперта, он отпускал один шнурок и тянул за другой, успешно вытягивая оба на свою сторону двери. Кто хочешь мог проворачивать этот фокус, запасшись мотком прочного шпагата. Если будет время, как-нибудь попробуйте это в своей собственной комнате. Пока не запретят вколачивать гвозди в стены.
Несмотря на эти пространные разъяснения, истинная природа запертых комнат не  важна. Ну… возможно, не совсем, но зацикливаться на самом трюке значит упустить его суть. Суть в том, что для проворачивания трюка требуется не менее двух Вара Нинге, так как гвоздей тоже должно быть два. По меньшей мере два. Один на противоположной и один на боковой стене. Четыре куклы, три куклы, две куклы: первые три раза все работало. Но в четвертый раз она будет всего одна, и финт не пройдет. С единственным рычагом напротив двери ручка замка не повернется. Шнурок не образует треугольника, он просто пройдет туда и обратно по прямой. Так что, как я и говорил, последняя жертва, Рюдзаки Рю, рукой повернул защелку. Нам известно об этом только потому, что трюк с запертой комнатой был разгадан раньше, чем возымело место четвертое убийство. В противном случае, факт того, что при всего одной Вара Нинге комната все же была заперта , просто ушел бы в папку вместе с остальными сведениями. Слабина в плане испарится, и, поскольку запертая комната и до четвертого убийства означала загадку, таковой она и останется навсегда.
Мисора Наоми успела вовремя.
Рюдзаки сам с отсутствующим видом спрашивал "Зачем?" Зачем убийце запирать комнату, в чем он не нуждался? Вопрос. Игра, ради прикола… загадка. Запертые комнаты были придуманы для того, чтобы заставить убийство казаться суицидом… но здесь запертые комнаты использовались, чтобы сделать из четвертой смерти убийство.
Чтобы провести L загадкой, которую тот не сможет решить.
Даже если он не сможет решить, это не значит, что решения нет.
Итог: нерешаемо.
Согласно сценарию Рюдзаки, Мисора прискачет вниз по лестницам, когда он не ответит на звонок, чтобы обнаружить Вара Нинге на дальней стене и сгоревшего заживо Бейонда Бесдея, и, если бы ее не осенило, все и шло бы по плану В. Замысел воплотился бы идеально. Поскольку при всего одной Вара Нинге комнату все же заперли, никто и не подумает о технике треугольника.
Если бы полиция не забрала и куклы, и гвозди, Мисора, возможно, дошла бы до этого на порядок быстрее. Но это был вопрос не удачи, а плана Бейонда Бесдея. Он с самого начала знал, что полиция обследует места происшествий первой. Бейонд просчитал, что к моменту, когда марионетка L войдет в игру, эти самые Вара Нинге с этими самыми гвоздями давно уедут. Третья комната – единственная, где они могут пробыть дольше, на этот случай оставались игрушки, образующие на стенах циферблат и сбивающие ее с опасного курса. Так что единственным неучтенным обстоятельством стали дедуктивные способности Мисоры.
Нет, не способности.
Вдохновение.

0

33

Однако выяснение трюка с защелкой, выяснение метода, который позволял запереть двери только в первых трех случаях, не удовлетворило Мисору Наоми. Более того, она начала ломать голову, как убийца собрался запирать четвертую дверь. Или не была ли теория совершенно ошибочна. Ее подозрения не пали на Рюдзаки немедленно. Разумеется нет… никто не спешил посвящать ее в детали связи между L и В, так что не было никаких оснований полагать Рюдзаки способным выкинуть что-то подобное. Она могла твердить, что он подозрителен, но ее подозрения никогда не принимали каких-то законченных очертаний. Выход на четвертое убийство, окажущееся суицидом, требовал от нее понимания, что сообщение преступника указывало на два вероятных места преступления, что оно разделяло двоих на время ожидания убийцы, и, поскольку одним из этих двоих была она сама, то второй, стало быть, он сам… но Мисора не была сильна в математической составляющей, необходимой для логического доказательства этого факта.
Но она додумалась.
Потому что он знал.
Он знал, что Мисора занимается капоэйрой.
В таком случае, людьми, знавшими это, были L, которому Мисора сказала сама, и человек, напавший на нее в даунтауне, - убийца. В драке Мисора воспользовалась капоэйрой. Именно капоэйрой она от него отбилась. Поскольку идея о том, что Рюдзаки может быть L, была совершенно абсурдной, оставалось только предположение, что нападавшим был Рюдзаки… что и вывело Мисору к правде.
Промах.
Один единственный промах Бейонда Бесдея, Рюдзаки Рю. Единственный промах, допущенный убийцей, никогда не совершавшим ошибок. Если бы он оценил Мисору чуть выше, он бы никогда не позволил случиться чему-то подобному. Но было уже слишком поздно. Он может и родился с глазами шинигами, но у него не было глаз судить о людях… Немного слишком патетично такое заключение. Наверняка, оборот точен, однако это его не спасает.
Навечно останется тайной, сколько правды успел раскопать L и когда. Он вполне мог знать все наперед и посылать в бой Мисору, основываясь на этом, а мог и ничего не знать и оказаться спасенным ею. Любой вариант одинаково вероятен. Однако позвольте мне не думать о таких мелочах. L не из тех, о ком следует говорить в столь непочтительных выражениях. Одно нам известно, а остальное не имеет значения.
В проиграл Мисоре Наоми.
Иными словами, он проиграл L.
Дважды побежденный в одной битве, неспособный умереть, как планировал, Бейонд Бесдэй был доставлен в полицейский лазарет в окончание серии убийств, начавшейся месяцем раньше, тридцать первого июля… нет, двадцать второго июля, когда первое предупреждение оказалось в полицейском участке. Очевидно, В вылил на себя бензин практически в тот же момент, когда Мисора вышла на истину. Прошла целая минута, прежде чем она ворвалась в квартиру четыреста четыре. Было бы совсем неудивительно, задохнись он в дыму, пока она бежала по лестницам, или скончайся по дороге в больницу. Но он не умер. Он не умер. Его тело оказалось сильнее, чем он полагал, а линия жизни – длиннее. Самая сложная часть в убийстве кого-то это именно вытрясти из него душу. Если бы у него была возможность увидеть собственную жизнь, я уверен, Бейонд Бесдэй выбрал бы иной способ ее окончить. Мой бедный, бедный предшественник. Он не только был совершенно и окончательно повержен, он еще и выжил, неся этот крест… он, должно быть, искал смерти. Прими мои соболезнования, В.
На этом можно закончить рассказ о деле Лос-анджелесских Серийных Убийствах "ББ". Если бы у меня была возможность, я хотел бы пересказать остальные истории, поведанные мне L: историю войны трех величайших детективов, одновременно расследующих то снискавшее дурную славу дело о био-терроризме с мимолетным упоминанием конца алфавита, X, Y и Z из Дома Вамми; и историю о том, как великий изобретатель Квиллиш Вамми, он же Ватари, впервые встретил L в возрасте примерно восьми лет и первом деле будущего величайшего детектива столетия, деле о Винчестерских Подрывах, развернувшемся сразу после Третьей мировой. Но если смотреть на мир трезвее, ни времени, ни возможности у меня нет. Ладно. В таком случае, я сверну остаток в краткий пересказ того, что творилось с Мисорой Наоми несколькими днями позже, и закрою файл.
Со всеми этими делами возвращение Мисоры на работу было отодвинуто до сентября. Поимка Бейонда Бесдея аукнулась ей гораздо лучше, чем она смела ожидать, и никто даже не лаялся, что она, находясь в увольнении, лезла в такие дела. Хотя успехом у коллег она не пользовалась, то, что свою работу Мисора делала хорошо, никто не отрицал. По крайней мере, вслух. Несложно было представить, что и L потянул несколько ниточек. Да и с более мирской точки зрения, несложно было представить, от кого на самом деле пришли деньги, перечисленные на счет Мисоры некой компанией, о которой она в жизни не слышала.
Первого сентября она вышла из дома, направляясь к ближайшему метро. Как только она доберется до офиса, начальник вернет ей значок, пистолет и наручники. Такие мысли несколько смущали, и на нервах Мисоры будто порхали бабочки, но как только все это закончилось, она неизбежно должна была вернуться к своей будничной жизни.
После ареста преступника она говорила с L только раз. Он поблагодарил ее за помощь в раскрытии дела и кое-что рассказал о его подводной части. Этот В претендовал на то, чтобы наследовать L, и под грузом этого сошел с лыжни. Наконец она начала понимать ранее необъяснимые действия Рюдзаки, но ей все же казалось, что она только думала, что понимала. Все свелось к вызову для L, и он убивал людей и пытался убить себя только ради этого… но если убийства еще могли сойти за чистое сумасшествие, то суицид из-за такой тупости не мог. Если бы кто-то смог остановить его прежде, чем он стал таким… но это лишь показывало его стремление к цели. Его собственная жизнь была столь же бессмысленна, как и жизни его жертв: только инструмент в квесте Бейонда Бесдея "превзойти L". Это заботило его больше, чем жизнь. Возможно, он был даже не столь упорен, сколько отчаян. Никто не смог бы его остановить.
Это была его решимость.
Сделавшая его… таким сильным.
Действительно ли он был силен?
Думала Мисора, вспоминая, как нервно он кусал ноготь.
Сила.
Сила, которой Мисора не надеялась и подражать…

0

34

Показался спуск в метро и неуклюжая, нескладная фигура человека перед ней.
Молодого человека настороженного вида.
Под его глазами залегли глубокие тени, настолько темные, что она даже удивилась, не подрисованы ли они. Будто он не спал сутками, или вообще в жизни не спал. Будто его жажда справедливости не оставляла ему времени на сон, будто голова его была забита невероятным количеством сложнейших дел, делая борьбу с напряжением нормой жизни.
Он был одет в белую футболку с длинным рукавом и голубые джинсы.
Босые ноги парня прятались в побитых кроссовках. У нее возникло странное чувство дежа-вю.
Будто она уже видела или встречала его раньше.
Было в нем что-то, напомнившее ей о Рюдзаки Рю, о Бейонде Бесдее. Но сходство было обратным, как будто тот был копией в то время как перед ней стоял оригинал.
- Эм… а мы не?.. – обратилась она, несмотря на то, что он далеко не загораживал вход в метро и она могла просто пройти мимо.
Парень уверенно метнулся к ней.
Метнулся? Нет, не так. Он попытался ее облапить.
- Чего?! Нет!
Мисора отклонилась назад, стряхивая объятия незнакомца, и плавно перешла в наступление. Снова отклонившись назад, она сделала переднее сальто и по-скорпионьи выбросила ноги далеко вперед, обрушив обе ступни на плечи парня. Двойной удар сбил его с ног.
С оглушительным грохотом он покатился вниз по лестнице.
Ууууупс, перестаралась. Чуть-чуть…
Он, конечно, домогался, однако Мисора быстро взяла себя в руки и бросилась за ним.
- Вы в порядке? – спросила она.
Парень лежал на животе, как раздавленная лягушка.
- Ясно, - промямлил он, обращаясь, видимо, к самому себе. – Смотреть на видео и вживую вещи разные, но теперь я вроде понимаю.
- Ээ?
О чем он? Головой ударился что ли? Первый день на работе и уже влипла…
- Эм… можете встать? – спросила она, наклоняясь к нему. Глаза парня взирали на нее из тени, как пара черных дыр.
- Спасибо, - произнес он и ухватился за протянутую руку. Мисора поставила его на ноги.
- Вы не пострадали? Где-нибудь болит?
- Я в порядке, спасибо, - сказал парень, не отпуская руки. Даже стоя на своих двоих, убегать он не собирался. Теперь это можно было назвать рукопожатием. Как воины на поле брани обмениваются крепким рукопожатием, выжив в еще одной кровавой схватке.
- Вы очень добры, - проговорил он с чем-то вроде улыбки и наконец выпустил ее ладонь. И неверной походкой, как ни в чем не бывало, отправился восвояси, заново вскарабкиваясь по лестнице.
- А… с-стойте! Секундочку!
Мисора почти дала ему уйти, но, спохватившись, снова догнала, загородив собой фарватер. Как агент Федерального Бюро Расследований, она не могла спустить такого преступления, как приставаниие. Молодой человек безмятежно сосал большой палец, не проявляя ни капли волнения.
- Если вы не ранены, вам придется пройти со мной. Сексуальное домогательство серьезное преступление. Вы не можете разгуливать по городу и тянуть руки к женщинам. О чем вы думали? Не стойте просто так. Скажите что-нибудь. Такое поведение никак не облегчит вашего положения. Как вас зовут?
Мисора Наоми спросила, как его зовут.
Парень кивнул.
И ответил.
- Пожалуйста, называйте меня Рюдзаки, - все так же невозмутимо сказал он.
Совсем как кто-то другой.
А через несколько лет после заключения под стражу, двадцать первого января две тысячи четвертого года доживающий остаток своих дней в Калифорнийской тюрьме Бейонд Бесдэй погиб в результате загадочного сердечного приступа.

0


Вы здесь » Wammy's House » Творческий раздел » Another Note